visibility visibility

Адвокат Васильев А.В.

Васильев А.В.

Московская региональная коллегия адвокатов

Юридическая энтропия

14.05.2015, by master, category Блог

chaos, адвокат ДТПЕсть у меня такой излюбленный (в числе прочих) прием, который народная молва характеризует как «ловить рыбку в мутной воде». Я же, для большего благозвучия и придания весомости, называю его – «увеличение энтропии процесса». Впрочем, суть от этого не меняется :)

Дело в том, что государевы люди – следователи, дознаватели, судьи и пр. – в силу специфики деятельности привыкли работать и думать шаблонно. В результате, сталкиваясь с какими то нестандартными действиями адвоката, они порой умудряются совершить такие ошибки, которые переворачивают ситуацию с ног на голову. С этим делом получилось именно так.

В отношении моей доверительницы — импозантной дамы лет пятидесяти (назовем ее Лидия Петровна) — был составлен административный материал по факту самовольного оставления места ДТП. Правда, ДТП это только на сухом языке официального протокола было, фактически же на бамперах двух автомобилей, ее и потерпевшей, имелись несколько трещин и царапин, которые и уведишь то не сразу. Со слов потерпевшей, она остановилась на перекрестке как раз за автомашиной Лидии Петровны, которая зачем то включила задний ход, столкнулась с автомашиной потерпевшей, после чего с места происшествия уехала. Согласитесь, ДТП получалось какое-то странное, скорее можно было поверить, что сама потерпевшая не рассчитала дистанцию и ударила впереди стоящую машину.

Если бы Лидия Петровна осталась на месте ДТП, то с высокой вероятностью именно к такой версии происшествия инспекторы и склонились бы, но она уехала. В ходе разговора Лидия Петровна очень убедительно настаивала на том, что никакого ДТП не было вообще — вполне, кстати, допускаю, что она говорила мне это совершенно искренне. Не заметить что задний бампер твоей автомашины прижался (а об ударе здесь говорить и язык не поворачивается) к переднему бамперу другой автомашины было более чем реально, особенно с учетом городского шума и суеты…

Впрочем, адвокат это не следователь и не судья, и версии произошедшего его должны интересовать далеко не в первую очередь. Пролистав несколько листков — копий административного материала, я у себя прилива энтузиазма не почувствовал. Материал был вполне себе средней степени абсурдности. По таким наши суды сотнями накладывают штрафы, сажают под аресты и лишают водительских прав. Ну что ж, мое дело довести до клиента реальные перспективы моей работы, ну а окончательное решение за ним, вернее в данном случае — за ней.

— Лидия Петровна, вряд ли я смогу вам здесь чем то помочь. Доказательства вашей вины здесь какие-никакие имеются, для суда хватит, процессуальные нарушения в пределах терпимого. Вряд ли получится ваши водительские права отстоять.

— Да, я понимаю, но давайте попробуем. Получится — хорошо, не получится — никаких претензий к вам не будет, я ведь и сама понимаю, что ситуация почти безнадежная.

Так я взялся за это безнадежное (как мне тогда казалось) дело. Материал, как я уже сказал, имел среднюю степень абсурдности. Дело в том, что мою подзащитную привлекали к административной ответственности за оставление места ДТП, при этом вторая участница ДТП тоже на нем не осталась, а бросившись в погоню, обогнала автомобиль моей подзащитной и доехала до поста ДПС, где рассказала о случившимся сотрудникам ГИБДД! Они то Лидию Петровну и остановили. Таким образом, получалось, что вторая участница ДТП так же формально нарушила требования правил дорожного движения, однако ее к административной ответственности никто не привлек. Был и еще один любопытный момент — если факт оставления места ДТП был должным образом зафиксирован и процессуально отработан, то на сам факт ДТП в деле имелись только намеки. В материале имелась только схема ДТП, составленная со слов потерпевшей, но отсутствовал административный протокол и постановление по факту ДТП. То есть получалось, что ДТП как бы формально и не было.

Посидев над жиденькими материалами административного производства два часа, я произвел на свет ходатайство от которого веяло некоторой долей разухабистого безумия. Во-первых (правда без большой надежды на успех), я ходатайствовал о проведении автотехнической экспертизы с целью установления факта и механизма ДТП. Я понимал, что мне в этой части скорее всего откажут (и вообще-то, положа руку на сердце, откажут обоснованно), поскольку результаты осмотров автомобилей не давали оснований усомниться в показаниях потерпевшей. Впрочем, первый пункт я вставил исключительно по принципу «чтобы было», куда любопытнее были второй и третий пункты ходатайства.

Во втором пункте я указывал на то, что исходя из установленных дознанием обстоятельств, следует признать, что и потерпевшая так же не выполнила требований ПДД и покинула место ДТП до приезда инспекторов, однако в отношении нее каких-либо процессуальных решений не принято.

Наконец третий пункт являлся маленьким шедевром юридической софистики. Написал я в нем примерно следующее — моя подзащитная обвиняется в том, что она самовольно оставила место ДТП. Из этого следует, что имело место само ДТП. Если ДТП имело место, то оно могло явиться только следствием того, что кто-то из участников дорожного движения нарушил требования ПДД. Нарушение правил дорожного движения (в зависимости от конкретных действий нарушителя) образует состав того или иного административного нарушения. Если совершено административное нарушение, то по этому факту должен был быть составлен административный протокол, а по результатам его рассмотрения вынесено административное постановление. В материалах дела такие документы отсутствуют, что свидетельствует об отсутствии и самого факта ДТП. А если ДТП не было, не может быть и речи об оставлении места ДТП моей подзащитной. Соответственно она привлечена к административной ответственности незаконно.

Теперь мне необходимо объяснить, для чего я произвел на свет этого юридического монстрика. Каюсь, при написании этого текста я немного покривил душой — далеко не каждое нарушение правил дорожного движения образует состав административного правонарушения. Так, например, в ПДД есть замечательный своей универсальностью п.10.1 согласно которого при возникновении опасности, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Понятное дело, что если ДТП все же произошло, то водитель очевидно не успел остановиться, то есть нарушил требование этого замечательного пункта. Так вот, за нарушение данного пункта правил, административной ответственности не предусмотрено.

В назначенный день, мы с Лидией Петровной прибыли в группу разбора, дали объяснения, после чего я заявил свое ходатайство. Инспектора оказались в легком смятении. Нас с Лидией Петровной отправили в коридор, а в кабинете закипела работа. Сначала инспектор, занимавшийся нашим материалом, надолго убежал из кабинета (видимо, пошел советоваться с руководством). Затем в кабинет вызвали и продержали не меньше часа потерпевшую, которая так же прибыла в группу разбора. Затем инспектор снова подался в бега и вернулся в кабинет еще через час.

Наконец, после долгого ожидания нас пригласили вновь. Инспектор был уставший, но довольный. Во-первых, он предъявил нам для ознакомления постановление о привлечении к административной ответственности потерпевшей — за невыполнение требований к водителю ставшему участником ДТП. Правда, ей вменялась в вину не часть 2 ст.12.27 КоАП РФ (как моей подзащитной), а часть 1 этой статьи, наказание по которой ограничивается небольшим штрафом. Вторым документом нам предъявили постановление о привлечении к административной ответственности потерпевшей, которой назначили штраф в размере 1000 рублей. Наконец, нам предъявили третий документ, который назывался «Постановление по делу об административном правонарушении». Из этого постановления следовало, что моя подзащитная, двигаясь задним ходом, совершила наезд на автомашину потерпевшей, однако, в связи с отсутствием в действиях моей подзащитной состава административного правонарушения, административное производство в отношении неё прекращено.

Через пару часов лихорадочного изучения КоАП и вынесенных инспекторами документов я с удовлетворением констатировал, что метод «Увеличения энтропии процесса» дал в данном случае просто великолепный результат. Впрочем, об этом в конце повествования… Пока же, внезапно возросшая энтропия данного конкретного дела начала стремительно искривлять вокруг себя юридический эфир, порождая весьма забавные последствия.

Административное дело было направлено в суд. Причем, с учетом того, что по нему было проведено административное расследование — рассматривать его должен был не мировой, а федеральный судья по месту производства этого самого расследования. Первое заседание по делу длилось минут десять, после чего еще полчаса у судьи ушло на то, чтобы вынести постановление о возврате дела в орган дознания для устранения нарушений. Нарушение выразилось в том, что инспектор, работавший с материалом, не вынес никакого постановления по результатам рассмотрения моего ходатайства.

Второе заседание (по уже исправленному материалу) состоялось ровно через неделю и закончилось не менее драматично. Судья пришел к выводу о том, что несмотря на наличие постановления о производстве административного расследования, само расследование фактически не проводилось (что было чистой правдой) в результате чего дело подлежит рассмотрению мировым судьей по месту совершения ДТП.

Еще через две недели мы с подзащитной оказались в кабинете мирового судьи. Судья-тетка с внешностью и манерами базарной торговки семечками, изучив материалы дела и поняв ЧТО умудрились сотворить в нем дознаватели, ультимативно потребовала от нас написать заявление о передаче дела для рассмотрения по месту жительства лица привлекаемого к административной ответственности (что допускается действующим законодательством). В принципе, это входило в наши планы, поэтому такое заявление мы написали.

Еще через две недели мы с Лидией Петровной сидели в небольшом зале перед мировым судьей. Судья — девушка лет тридцати, была полной противоположностью «торговки семечками». Вежливая, симпатичная, немного грустная в начале заседания и (после сделанного мной заявления) совершенно «потерянная» в конце заседания. Думаю, на её месте я выглядел бы так же.

— Ваша честь, — начал я свое заявление, — Полагаю, что данное дело не может быть рассмотрено судом, поскольку производство по нему было прекращено еще на стадии дознания. В материалах дела содержится постановление о прекращении административного производства в отношении моей подзащитной. Прошу заметить, именно о прекращении административного производства, а не об отказе в возбуждении административного производства. Вот ответ из отдела ГИБДД (я достал соответствующую бумагу и вручил её судье) о том, что в отношении моей подзащитной имелось только одно административное дело, то самое по которому мы сейчас проводим судебное разбирательство. Раз так, то сотрудники ГИБДД могли прекратить производство только по этому административному делу, что они и сделали своим постановлением. Ну а раз производство по делу прекращено, прошу вернуть его в ГИБДД как ошибочно направленное в адрес суда.

Помните немую сцену в гоголевском «Ревизоре»? Вот что то подобное произошло и в этот раз.

— Суд объявляет перерыв. Адвокат, зайдите ко мне в кабинет.

Я вошел в кабинет судьи. Она грустно посмотрела на меня и сказала:

— Но вы же понимаете, что имели в виду гаишники?

— Нет, — честно ответил я, — Я уже давно перестал понимать наших инспекторов. Например, я не понимаю, зачем они выносили по делу постановление о производстве административного расследования, не произведя после этого ни одного следственного действия. Я не понимаю, почему инспектора приняли решение по факту ДТП только после того, как я прямо указал на это в своем ходатайстве. Я не понимаю, почему для получения официального ответа на мое ходатайство инспекторам потребовалось постановление судьи о возврате материала для устранения нарушений.

— Хорошо. Что вы хотите по делу?

Я знал о чем в этот момент думала судья — она оказалась в ловушке. С одной стороны она вполне допускала, что за вынесение оправдательного решения она может получить по шапке от руководства (да-да, мягкость и гуманность решения — это в нашей судебной системе основание заподозрить судью в коррумпированности). С другой стороны, нарушение допущенное дознавателями в данном случае было настолько абсурдное и грубое, что обвинительное постановление (если оно будет вынесено) может быть отменено вышестоящими инстанциями (а отмена решения для судьи тоже ничем хорошим не обернется). Выход был только один — искать компромисс, чтобы и волки были сыты, и овцы целы, и пастухам ничего платить не требовалось бы.

— Нам бы водительские права сохранить.

— Я переквалифицирую дело с части второй на часть первую ст.12.27 и назначу штраф. Это устраивает?

Я взглянул на Любовь Петровну:
— Да, Ваша честь, более чем.

Через несколько дней Любовь Петровна на совершенно законных основаниях вновь села за руль своего автомобиля.

2 Comments