visibility visibility

Адвокат в суде присяжных Васильев А.В.

Васильев А.В.

Московская региональная коллегия адвокатов        109147, г.Москва, ул.Таганская, д.36, стр.1

К вопросу о влиянии прессы на вердикты суда с участием присяжных заседателей

17.05.2018, by master, category Блог

В предисловии к книге Александра Васильева и Алексея Барановского «Суд присяжных – последний шанс Фемиды» многоуважаемый коллега Сергей Насонов критикует изложенные авторами постулаты относительно необходимости активной работы защиты не только в зале суда, но и в информационном поле вокруг конкретного уголовного дела. Вот что, в частности, говорит Сергей Насонов:

Конечно, в книге можно найти и дискуссионные точки зрения авторов (как известно, два юриста – три мнения). На мой взгляд, крайне спорными являются некоторые рекомендации, изложенные в главе 7 «Информационное сопровождение процесса с присяжными». Конечно, на первый взгляд, заманчиво развязать «информационную войну» с обвинением, создать некий Интернет-ресурс, содержащий сведения, запрещенные к исследованию с участием присяжных заседателей, сделать надпись с его адресом на заборе или асфальте, раскидать визитки, стикеры или листовки с адресом сайта. Однако, у этой стратегии, на мой взгляд, есть и глобальная негативная «обратная» сторона, которая как бумеранг может ударить по защите. Она проявляется в том, что при перенесении уголовно-правового спора в суде присяжных между обвинением и защитой из зала судебного разбирательства на страницы Интернет-ресурсов (а также заборы, асфальт и т.д.), защита, чаще всего, окажется в заведомо проигрышном положении. Наши оппоненты обладают несоразмерно большими ресурсами, чем отдельно взятый адвокат (даже вызубривший все навыки общения со СМИ, приведенные в пособии), и в состоянии организовать настоящую враждебную компанию в прессе, включая телевидение (даже федеральные каналы по отдельным делам). Это, собственно, нередко и происходит на практике. И тогда, защитники, резко меняют свое мнение о нюансах информационного сопровождения процесса, начинают писать многочисленные жалобы, заявлять отводы присяжными, ходатайствовать о просмотре телепередач в апелляции (например, как это было по делу Карпюха и Клыха, где защита настаивала на просмотре записи телепередачи, искажающей факты дела и порочащей подсудимых, показанной накануне вынесения вердикта присяжными) и т.д. Так стоит ли начинать войну, которую заведомо проиграешь? Кроме того, по моему глубокому убеждению, подобные приемы, отрицающие ценность самой процедуры судоговорения (а зачем она нужна в такой ситуации?), трансформируют суд присяжных в малопривлекательное подобие суда Линча, где вердикт выносится не на основе исследованных доказательств, а на основе сомнительных впечатлений и непроверенных слухов. Профессиональному защитнику в таком суде делать нечего. Ценность суда присяжных, на мой взгляд, как раз и состоит в его свойстве «стабилизировать» процессуальную форму, которая придает этому суду все качества эффективного средства судебной защиты. Конечно (как практик, а не только – исследователь), не могу не согласиться с авторами книги, что процедура судоговорения в настоящее время сильно деформирована, в том числе и упомянутыми выше запретами. Но, может быть, борьба за чистоту этой процедуры, за необходимость соблюдения ее судьями и есть наиболее правильный путь для защиты? Ведь именно она и делает суд присяжных тем судом, в котором количество оправданий так разительно отличается от ничтожных цифр бесприсяжного судопроизводства…

Насонов С.А., к.ю.н., адвокат АП Москвы, советник ФПА РФ, эксперт постоянной комиссии по прецедентным делам Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина (МГЮА).

Не вступая в подробную полемику с уважаемым рецензентом, хочется все-таки заметить, что информационное сопровождение дел начинает осуществляться защитой не от хорошей жизни, а от безысходности. Не мы начали эту войну. Противная сторона в любом случае будет вести свою информационную кампанию через официальные медиа, и если сторона защиты включается в информационное противостояние, то только в ответ и в качестве защищающейся, а не нападающей стороны…

Как бы то ни было, но сегодня мы хотим представить для широкой общественности (прежде всего, практикующих адвокатов) весьма примечательное исследование, проведенное Иваном Чернявским – приглашенным преподавателем, менеджером по связям с общественностью Центра поддержки студенческих инициатив Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Его труд называется «Медиа и уголовное судопроизводство: влияние медиа-фреймов на вердикты суда присяжных в России», он был опубликован в журнале «Бизнес. Общество. Власть» №2 (27) за март 2018 года.

Вот что говорится в аннотации данной работы: «исследование посвящено анализу освещения в медиа уголовных дел с участием суда присяжных в России и возможному влиянию этого освещения на вердикты присяжных. Для анализа были отобраны 185 вердиктов, вынесенных судами присяжных по уголовным делам в России за 2013-2015 годы, и 1620 упоминаний этих уголовных дел в СМИ. Проведенный контент- и регрессионный анализ выявил три главные характеристики медиа освещения уголовных дел с участием присяжных России: отсутствие интереса СМИ к данным судебным процессам, некритичный подход к освещению и преобладание обвинительного медиа-фрейма, а также централизацию такого освещения».

Полностью исследование Ивана Чернявского вы можете прочитать в PDF-файле ниже, а мы лишь процитируем главные выводы исследования, которые следует учитывать адвокатам, работающим в суде с присяжными, в своей повседневной работе.

Иван Чернявский «Медиа и уголовное судопроизводство: влияние медиа-фреймов на вердикты суда присяжных в РФ», журнал «Бизнес. Общество. Власть» №2 (27), 2018.PDF

  • Во-первых, подтвердилась (но со значительными ограничениями) основная гипотеза исследования: количество и характер упоминаний уголовного дела в медиа влияют на вердикт, выносимый присяжными. Регрессионный анализ связей между количеством и характером досудебного паблисити и вердиктом показал статически значимую зависимость между этими объектами. А именно, что увеличение количества оправдательных упоминаний дела в СМИ повышает вероятность вынесения оправдательного вердикта, а повышение количества обвинительных – обвинительного. Однако, говорить о доказанности влияния медиа на вердикты присяжных в России было бы значительным преувеличением. Исследование показало, что 19% дел, рассматриваемых судом присяжных, вообще не упоминались в медиа до вынесения вердикта, а в половине случаев таких упоминаний было от 1 до 10. Кроме того, в 87% уголовных дел не было обнаружено ни одного упоминания дела «оправдательного характера», и не было ни одного дела, где этот фрейм бы преобладал. При этом процент самих оправдательных приговоров составил 21%. Таким образом, в условиях текущего медиа освещения уголовных дел в России влияние медиа на вердикты минимальное. То есть, несмотря на выявленную взаимосвязь между оправдательным/обвинительным паблисити и вердиктом, сопроводить это демонстрацией большого количества релевантных случаев оказалось невозможно. Соответственно, заметное влияние медиа было бы возможно, но в условиях изменения самой медиасистемы и структуры публичного пространства в России.

  • Во-вторых, исследование показало, что российские СМИ не очень активно освещают уголовные дела с участием присяжных. Всего было найдено 1620 упоминаний 185 уголовных дел до вынесения вердикта присяжными. Только треть из уголовных дел, рассматриваемых присяжными интересна медиа (больше 10 упоминаний до вынесения вердикта), а треть же вообще не попала в фокус внимания медиа (0 упоминаний). При этом есть определенные «тематики» уголовных дел, в которых количество упоминаний устойчиво высокое: «банды из 1990-х гг.» (в среднем упоминается 32,5), коррупция (29,7) и экстремизм (26,3). В целом, такое «неактивное» освещение медиа уголовных дел с участием присяжных не соответствует практике зарубежных стран, где существуют суды присяжных, и опровергает вторую гипотезу исследования: «Присяжные рассматривают самые «тяжкие» составы преступлений, поэтому эти дела интересны медиа, и они часто упоминаются в региональных и федеральных медиа».
  • В-третьих, исследование только частично подтвердило гипотезу, сформулированную также на основе зарубежных исследований: «Уголовные дела, в основном, интересны локальным медиа и упоминаются в них». Исследование показало, что упоминания уголовных дел, рассматриваемых присяжными, в региональных медиа соотносятся к федеральным как 1:2. При этом, упоминание дела в локальных медиа резко возрастает только при попадании дела в «федеральную повестку», что иллюстрирует отсутствие локальной повестки и высокую степень централизации российского медиапространства.
  • В-четвертых, подтвердилась гипотеза о преобладании обвинительных упоминаний: «В упоминаниях уголовных дел, рассматриваемых присяжными, преобладает «обвинительный» медиа-фрейм».
    При наличии законодательно закрепленных механизмов по ограничению обвинительного досудебного паблисити, процент таких упоминаний оказался более 50%. При этом практически не представлен оправдательный медиа-фрейм в упоминаниях уголовных дел в российских СМИ. Число упоминаний, где транслировалась бы позиция защиты по делу и ставилось под сомнение обвинение, не превысило 3%. Отсутствие интереса медиа к таким уголовным делам, централизация медиа и отсутствие дискуссии по поводу дела, — все это ограничивает возможное влияние медиа на вердикты присяжных, а также сокращает вариативность характера упоминаний и фреймов, которыми освещается уголовный процесс.
  • Подводя итог, представляется корректным сформулировать следующий общий вывод о влиянии медиа на вердикты присяжных в России: в условиях текущего состояния освещения российскими СМИ уголовных дел с участием присяжных, которое характеризуется отсутствием интереса СМИ к данным судебным процессам (малое количество досудебного паблисити), некритичному подходу к освещению (упоминания, в основном, состоят из трансляции пресс-релизов правоохранительных органов), централизацией (освещение в региональных медиа только при попадании в федеральную повестку), и, в целом, неразвитости публичной сферы, СМИ не оказывает значимого влияния на вердикты присяжных в России.

    Трудно не согласиться с выводами уважаемого Ивана Чернявского, но необходимо также заметить, что такая печальная ситуация сложилась в том числе и потому, что адвокаты не умеют (а часто и не хотят) работать со СМИ и журналистами. Лишь считанные единицы коллег выстраивают долгосрочные и взаимовыгодные контакты с представителями масс-медиа. Это именно тот подход к данному вопросу, который представлен в книге Васильева–Барановского, и исповедуется нами на практике. Так что сама логика развития современного общества (его также называют информационным, а то уже и постинформационным) заставляет адвокатов думать о том, как наиболее эффективно работать с медиа, ведь «увеличение количества оправдательных упоминаний дела в СМИ повышает вероятность вынесения оправдательного вердикта, а повышение количества обвинительных – обвинительного»! Теперь это, можно сказать, научно доказано! :)

    Понравилась статья?
    Поделись с друзьями!