visibility visibility

Адвокат Васильев А.В.

Васильев А.В.

Московская региональная коллегия адвокатов

Пропуск под стеклом

13.04.2015, by master, category Блог

автопропускУтром мне позвонили из нашего секретариата: «Вам начальство материал отписало». Ну что ж, пойду посмотрю, чем там меня одарили.

Через 5 минут я уже листал полученный из ГАИ материал. Рапорт, протокол осмотра, несколько объяснений, справка эксперта да еще какой то диковинный пропуск с флагами, орлами и жуткими аббревиатурами типа МВД, ФСБ, ФСО (уже не вспомню, хоть убейте, какой именно).

Картина была следующая. На небезызвестной Рублевке, сотрудники ДПС остановили люксовую иномарку под управлением какого то генерального директора, после чего из-под лобового стекла автомашины сотрудники ГИБДД изъяли этот чудо-пропуск и направили его эксперту. Эксперт дал справку (до возбуждения дела речь идет именно о справке, а не заключении эксперта) о том, что бланк пропуска не является продукцией фабрики Гознак, а изготовлен на множительно-копировальной аппаратуре, то бишь кустарным способом.

Ситуация, в принципе, оригинальностью не отличалась. Подобного рода материалы попадали ко мне на стол регулярно. То поддельные водительские права, то ПТСы, но чаще всего — талоны техосмотра. В большинстве случаев по этим материалам возбуждались уголовные дела по ст.327 УК РФ — «подделка документов». Впрочем, были и случаи отказа. Так и сейчас.

Для того, чтобы состав преступления присутствовал, необходимо, во-первых, чтобы документ был выданным от имени какой-то реально существующей организации, во-вторых, этот документ должен быть использован, в-третьих, он должен реально предоставлять какие-то (пусть и мнимые) права. То есть, к примеру, если вы изготовили себе удостоверение Президента РФ и храните его дома под подушкой, любуетесь на него исключительно для получения эстетического удовольствия — состав преступления это не образует. А вот если вы с этим удостоверением решили бесплатно в метро проехать, тогда это уже состав ч.3 ст.327 УК РФ. Впрочем, если будет установлено, что статус Президента РФ не дает права на бесплатный проезд, то состава преступления все равно не будет.

В данном случае документ был выдан от имени какой то конторы, типа фонда «Бывшие работники контрразведки МВД за соблюдение экологических требований при прокладке трубопроводов». Естественно, что никаких прав эта филькина грамота не предоставляла и от обязанностей не освобождала. Ну а если кто-то, завидев такую бумагу под лобовым стеклом мерседеса, встает по стойке смирно и отдает честь, то это проблемы самого встающего и только. Красочно дополнял картину факт, что собственно использования «блатного пропуска» в данном случае не было. «Пропуск» был изъят самими инспекторами из автомашины, никто им его не предъявлял и никаких требований по его поводу не выдвигал. В общем 100% отказной материал, который ни у начальства, ни у прокурора никаких возражений не вызовет. В итоге этот материал я благополучно закинул в сейф до лучших времен, а сам сел за более неотложные дела.

Вдруг в дверь постучали. На пороге стоял адвокат. Молодой, стройный, элегантный, в дорогом костюме, еще более дорогих очках и ботинках, и с часами, которые по видимому были дороже всего остального вместе взятого.

— Здравствуйте. Это Вам поступил материал в отношении гражданина… (он назвал фамилию того водителя из иномарки)?
— Здравствуйте. Мне.
— Я бы хотел с вами поговорить.
— Ну отчего не поговорить, если человек хороший. Проходите, присаживайтесь.

Живое воплощение успеха и роскоши смотрелось неким диссонансом на дешевеньком обшарпанном стуле кабинета следователя и я еле-еле сдерживал ухмылку.

Адвокат, не теряя времени даром, принялся рассказывать мне, как и почему у меня не получится по этому материалу возбудить уголовное дело, а если и получится, то уж до суда оно совершенно точно не дойдет.
К тому времени я уже давно перестал спорить со своими будущими коллегами. Ну хочется человеку выговориться, ну и нечего ему мешать. В конце-концов собака лает, а расследование идет своим чередом. Более того, иногда я поощрял такую словоохотливость, поскольку некоторые адвокаты умудрялись в ходе своего монолога раскрыть передо мной свои козыри или указать на мои ошибки, которые (не узнай я о них и не исправь вовремя) могли бы в суде сказаться на результатах рассмотрения дела…

Наконец мой визави выдохся и замолчал.
— У вас всё? — спросил я подавляя зевоту.
— Нет, еще я прошу приобщить к материалам проверки эти документы.
Он сунул мне увесистую пачку каких то характеристик, дипломов, медицинских справок и прочей макулатуры, которая (если бы дело было возбуждено) стала бы называться «характеризующими материалами».
— Сделайте пожалуйста отметку о принятии этих документов.
Я поставил число и подпись на сопроводительном письме.
— Теперь всё?
— Теперь всё.
— Хорошо, я вам позвоню, как возникнет необходимость, — сказал я.
Я его обманывал. Я знал, что такой необходимости у меня не возникнет и поэтому золоченая визитка с орлами, весами и Фемидами отправилась в корзину для бумаг сразу же, как только дверь за господином юристом закрылась.

Время шло. Через неделю отказной материал с отметкой о прохождении прокурорской проверки вернулся ко мне, и я отнес его на хранение в учетную группу. Там он состарится и к концу своей недолгой пятилетней жизни станет пищей для погребального бюрократического костра.

Еще через две недели меня вновь посетил образец успеха и гламура.
— Здравствуйте, — сказал он, — Я пришел узнать о судьбе материала по поддельному пропуску.
— А… Идите в секретариат, напишите на имя начальника УВД заявление об ознакомлении с отказным материалом. Получите визу, с ней в 214 кабинет. Там у нас учетная группа, там материал и посмотрите.
Тем не менее адвокат не спешил начинать движение по обозначенному маршруту. Он сделал несколько шагов в мою сторону, присел на стул и доверительно склонив ко мне благоухающую каким то (полагаю, что тоже не дешевым) одеколоном голову доверительно спросил:
— Вам из МВД позвонили?
— По поводу чего? — не понял я.
— Ну как же, по поводу этого материала…
— Никто мне не звонил.

Адвокат растерялся, но только на одно мгновение.
— Но вы же вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?
— Вынес, потому что состава преступления там нет.
— И вам никто не говорил, чтобы вы это сделали? Может быть вашему начальнику из МВД позвонили?
— Может и позвонили. Начальник отдела передо мной не отчитывался.
— Получается, что вы сами решили дело не возбуждать? — в голосе адвоката уже не осталось и нотки ледяного спокойствия и уверенности. Скорее в нем сквозила какая-то космическая безнадежность.
— Ну да. Зачем мне его возбуждать, если такую фигню в суд все равно не отправишь?
Адвокат возвел глаза к потолку и полушепотом полустоном произнес:
— Я от этого идиота в МВД пятьдесят штук зелени отвез, чтобы дело не возбудили…
Читать мысли я не умею, но могу ручаться, что невысказанное окончание фразы звучало: «…Да лучше бы я их себе оставил!».
— Со следаком, договориться проще и дешевле, — назидательным тоном ответил я, — Я бы вам отказной за бутылку вынес бы.

Адвокат понуро поплелся к выходу. Когда дверь за ним закрылась, я посмотрел в окно и сказал:
— Впрочем, и без бутылки тоже бы вынес.

Comments are closed.